Зайдин Джамбулатов: «Понятие инвестор - межнациональное, и мы должны быть заинтересованы в том, чтобы не пустовал ни один клочок земли»


Имя Зайдина Джамбулатова хорошо известно среди  политической и педагогической общественности, в научных кругах. Зайдин Магомедович является продолжателем дела своего отца - члена-корреспондента РАСХН, доктора ветеринарных наук, профессора Магомеда Джамбулатова, отдавшего 49 лет в качестве ректора и президента служению единственному вузу в Дагестане, имеющему систему подготовки нужных на селе специалистов, - Дагестанской государственной сельскохозяйственной академии.  Сегодня наша беседа с депутатом Народного Собрания РД, ныне ректором Дагестанского государственного аграрного университета Зайдином Джамбулатовым посвящена вопросам деятельности республиканского парламента, руководимого им вуза и многим другим вопросам, которые могут представлять большой интерес для наших читателей.

- Ваша деятельность всегда была связана с сельскохозяйственной отраслью республики. Какие проблемы, на Ваш взгляд, наиболее остро стоят перед этим сектором экономики и что необходимо сделать для их решения?

- Общеизвестно, что эффективное использование земли – это непростая задача. Дагестан в этой связи находится в очень сложных стартовых условиях, когда нужно найти не только справедливость в исполнении законодательства в сфере земельного права,  но еще и учесть все те эволюционные моменты, которые произошли в нашей республике за последние сто лет. Когда система ведения отгонного животноводства была основана на коллективном пользовании, можно сказать, на серьезном ущемлении прав человека на право пользования своим земельным наделом. Частнопредпринимательская инициатива и способности людей были загнаны в угол. Была оборвана связь поколений, раньше человек знал, что он использует свою землю. И пороки, которые образовались за это время (не только неэффективное использование земли, но и  психология собственника земли), начинают поднимать сопутствующие проблемы: не экологичное использование земли, отсутствие мощной государственной поддержки в сфере мелиорации. Хочу подчеркнуть, что в интересах развития сельского хозяйства, его инфраструктуры должна использоваться не только плоскость,  но и горные территории.

Принимаются точечные законодательные акты в Народном Собрании республики, рассматриваются нормативные правовые акты в этом направлении.

Президент Республики Дагестан очень тонко нащупал вектор развития туризма или, скажем, индустрии впечатлений. Наверное, в нашей стране нам тяжело найти конкурентов в этой части. Мировая практика показывает, что в индустрии впечатлений и туризма выигрывают те, у кого этих впечатлений больше. cpa маркетинг А у наших территорий и народностей есть огромное количество непотерянных и интересных индивидуальных качеств. Так что первый шаг был сделан абсолютно верно. Туризм может стать локомотивом для общего развития экономики. Хочется верить, что каждый дагестанец когда-то поймет, что понятие инвестор - межнациональное, и мы должны быть заинтересованы в том, чтобы не пустовал ни один клочок земли.

Мне студенты, вернувшиеся из Германии, задают вопрос: почему у нас земля не используется? До того как они туда поехали и не увидели рачительное, можно сказать, семейное отношение к земле, этот вопрос у них не возникал.

Новую генерацию мы должны активно выращивать, с одной стороны - работа сельхозакадемии или аграрного университета, с другой – государство должно создавать необходимые условия  для эффективного использования земли. И важно, чтобы эти инструменты ни в коем случае не были  конфликтогенными. Данную проблему, я думаю, и наш парламент, и руководство республики пошагово решало, и будет решать дальше.

- Не секрет, что важным направлением работы органов власти всех уровней является привлечение инвестиций в экономику. У нас традиционно аграрная республика, и не считаете ли Вы, что можно было бы более активно использовать инвестиционный потенциал в этом секторе?

- Я вынужден вернуться к первому вопросу. Инвесторы, которые сегодня с серьезными проектами пришли в республику, прошли все необходимые процедуры, получили полномочия по инвестиционной программе, которые существуют в республике, они, в первую очередь, сталкиваются с проблемой узаконивания инвестиционных площадок. Вы помните, проект по развитию сахарной промышленности и переработки овощей и фруктов в Тарумовском районе, проект в области птицеводства и проект организации комплексных логистических центров. Во всех этих проектах это преодолимо. Если взять территории ближе к Москве, то там эти вопросы решаются быстро, поскольку там произошло большое вымывание населения из сельского хозяйства. Если земли там просто пустуют, то у нас каждый клочок земли имеет свою группу интересов.

В республике есть три крупных инвестиционных проекта по формированию современного агропроизводства с применением передовых зарубежных технологий и техники. Это проект возведения сахарного завода, инвестиционный проект, который возглавляет депутат Госдумы Умахан Умаханов, (крупные животноводческие комплексы), компания «Агрико» по строительству комплексного логистического центра. Каждый из этих проектов решает свою задачу, но в итоге в сельском хозяйстве могут образоваться крупные холдинги, которые будут взаимозаинтересованы.

Мы знаем, что уровень общего финансирования сельского хозяйства в республике доходил до 2-х млрд рублей в год, это очень хорошие показатели, с учетом предполагаемых инвестиций эти цифры могут увеличиться в 5-6 раз. Я верю в эти проекты, власть их поддержала, за всеми проектами стоят весьма серьезные инвестирующие структуры (банки или кредитоспособные организации). То есть в течение 2-3 лет будет прорыв в республике.

- Надо сказать, что это еще и рабочие места.

- Это, действительно, тысячи рабочих мест, а может, даже и десятки тысяч.

- Будучи депутатом республиканского парламента, какие предложения либо проекты Вы инициировали?

- Около года, как я избран депутатом Народного Собрания. У нынешнего состава парламента были обязательства исполнить всю ту законотворческую работу, которая была незавершена прошлым созывом, и это было успешно выполнено. В течение первых 2-3 месяцев принимались законы, которые требовали второго, третьего чтения.  А уже следующий период - это внесение новых законодательных инициатив. Способность республики к внутреннему самоинвестированию крайне низкая, мы являемся дотационным субъектом, и распоряжаться деньгами, которые идут в республику по трансфертам, можно только в рамках федерального законодательства. Поэтому необходимо приведение республиканского законодательства в соответствие с федеральным.

На 11-й сессии Народного Собрания Законом Республики Дагестан была утверждена республиканская целевая программа  «Чистая вода» на 2012-2017 годы». Эта программа предусматривает серьезные инвестиции.

Мы участвовали в международных выставках в Лондоне, Сеуле, Москве, Хорватии. Наши разработки по очистке воды от мышьяка были признаны интересными в масштабах мировой проблемы. У каждой страны есть свои очистные технологии. Мы вместе с томским политехническим университетом работаем совместно над этими вопросами. У них сильная физико-химическая база, и они разработали, как очищать нефть от мышьяка. Мы сотрудничаем с ними. В Дагестане сотни самоизливных скважин, и эту воду пьют и животные, и  люди. Самое страшное, что в ряде населенных пунктов нет других альтернативных источников, а для применения дорогих технологий у государства никогда не будет такого количества денег. О своем генофонде необходимо заботиться. Наши инициативы в этом направлении поддержали в Комитете  Народного Собрания РД по экологии и природным ресурсам. В итоге получены экспертизы из министерства жилищно-коммунального хозяйства РД, Роспотребнадзора. Наши разработки носят патентную форму. Мы являемся патентодержателями на ближайшие 5 лет. Я считаю, что это очень серьезный деловой шаг в деятельности нашего вуза.

Мы участвовали в подготовке экспертиз и анализа закона о садоводстве. По всем законодательным инициативам, касающимся министерства сельского хозяйства РД, интересуются нашим мнением. Самое главное, чтобы содержание нашего законодательства не навредило бы сельскому хозяйству.

Я являюсь членом комитета Народного Собрания РД по межнациональным отношениям, делам общественных и религиозных объединений, мы участвуем в разработке законов по борьбе с наркоманией. Меня как руководителя вуза, это касается особенно, я не могу быть в стороне и не интересоваться тем, насколько здоровая растет у нас молодежь, и что мы в этой части пытаемся сделать. У нас в вузе наркоманию тяжело распространить, поскольку контингент студентов в основном сельский и  поэтому менее восприимчив к подобным пагубным привычкам. Но главное – вовремя поставить барьер.

- Насколько я знаю, председатель Народного Собрания РД М.-С. Магомедов поддерживает все инициативы депутатов, комитетов Народного Собрания…

-  Буду говорить фактами. За 80-летнюю историю Дагсельхозакадемии, а сегодня это аграрный университет, в своих стенах мы видели много будущих руководителей республики. Надо отметить, что одним из наших лучших студентов являлся, а сегодня почетным профессором, почетный председатель Госсовета РД Магомедали Магомедов. Он до сих пор поддерживает связь с вузом.

Магомед-Султан Магомедов за этот год был у нас много раз и всегда предлагает помощь и содействие в решении вопросов вуза. Во время рабочей поездки в Дагестан президент Российского футбольного союза Сергей Фурсенко вместе с президентом Дагестана М. Магомедовым осмотрели реконструкцию нашего стадиона. Сегодня, благодаря поддержке президента и председателя Народного Собрания республики, мы имеем стадион, на котором ежедневно занимаются 500-600 человек.

Наш вуз финансируется из федерального бюджета и, к сожалению, Бюджетный кодекс эти взаимоотношения построил не в пользу вуза. То есть республика сегодня не вправе делать какие-то тотальные инвестиции. Но мы постоянно находим поддержку со стороны и руководства республики, и  министерства сельского хозяйства.

Председатель Народного Собрания РД требует, чтобы мы были более инициативны. Он хочет, чтобы вносились такие законы, которые бы улучшили жизнь наших людей, способствовали социально-экономическому развитию республики, обеспечили рабочими местами молодежь. Глава парламента близок к сельскому населению, он постоянно общается с этими людьми. И ждет от нас эти инициативы, чтобы решить их проблемы на законодательном уровне.

- Современная система образования переживает нелегкие времена. На мой взгляд, всевозможные реформы в этой сфере никак кардинально не повлияли на качество образования.  Я училась в советской школе, а затем в вузе и считаю, что, к примеру, 30 лет назад уровень образования был более высоким, а сама система менее  коррумпированной.  Хотелось бы узнать Вашу точку зрения.

- Здесь многокомпонентная ситуация, и она касается реформ последних 10 лет. С 2004 года пошло внедрение системы ЕГЭ в школах, в ней оказалось пороков намного больше, чем достоинств. Эта система не учитывает, будем говорить, стартовых условий каждого региона в отдельности. Для Москвы это может быть замечательный закон, а, образно говоря, для Якутии, Коми, Бурятии и Дагестана это совершенно неудачный закон. С одной стороны, это породило блестящие результаты дагестанцев в русском языке, а с другой стороны, потребность у родителей потратить деньги  выросла в разы. Коррупция выросла и надо найти виновного в этом. Если мы перейдем к объективной оценке знаний, я двумя руками - за.

Любой руководитель колледжа, техникума, вуза вам сегодня скажет, что контингент стал крайне слабым, но упрекнуть в этом учителя или сегодняшнюю школу я бы себе не позволил. Потому что качество образования в немалой степени зависит и от уровня стимулирования, заработной платы. Пример, если в 80-х годах доцент получал 320 рублей, то сегодня он должен получать 30 тысяч рублей, то есть в 3 раза больше. Я думаю, что так происходит и в школьном образовании. Учитель должен работать в три раза больше за зарплату в 3 раза меньше. Если бы наша республика обладала бы достаточным инвестиционным потенциалом и бюджетными возможностями, я уверен, что и президент, и парламент направили бы средства в социальную сферу, а именно на образование и медицину.

- Известно, что официальной датой образования Дагестанской государственной сельскохозяйственной академии является 1932 год.  Сегодня это аграрный университет. Какие основные этапы в развитии вуза Вы могли бы отметить?

- Я, как человек воспитанный и уважительный, первым делом хочу сказать, что лучший период нашего вуза пришелся на советский период истории Дагестана. С огромной благодарностью вспоминаю о тех людях, которые участвовали в становлении вуза. Здание, в котором мы находимся, я считаю, – самое красивое здание в республике. Оно не имеет архитектурных аналогов, и если мы сумеем привести его в достойный вид и сделать подсветку здания, то город будет иметь историческую достопримечательность.

Началось строительство здания в 1926 году, в тогда еще совсем бедной Советской России, принимается решение о возведении такого дорогостоящего объекта. Тогда не было инфраструктуры, даже не было где принять людей и напоить их здоровой водой. Первый камень здания заложил Нажмудин Самурский. И методом народной стройки инженерами из русско-германского общества здание было построено  в 1929 году. Первоначально оно строилось для властных структур республики. Здесь предполагалось расположить всех руководителей республики, министерства и ведомства. Но насколько была потребность в развитии территорий, что власть того времени сказала: нет, здесь будут располагаться наши вузы. Здесь расположились мединститут, пединститут и сельхозинститут. Часть профессорско-преподавательского состава горского тогда сельхозинститута была переведена сюда из Владикавказа. Первым был создан плодово-виноградный институт.

В период Великой Отечественной войны весь состав института вместе библиотекой и оборудованием переселили в братскую республику Азербайджан в город Кировабад. Было бережное отношение и уважение к образованию, учителей ценили на очень высоком уровне. Через 1,5-2 года, когда ситуация здесь нормализовалась, мы вернулись обратно. И теперь у нас есть 2 братских вуза – азербайджанский государственный аграрный университет и горский государственный аграрный университет. Мы признаем тот факт, что одни нас создали, а другие приютили. Я хочу отметить выдающихся специалистов того времени – это ученики таких великих русских ученых, как Вавилов, Домрачев, Синев. Практически каждая фундаментальная кафедра на ветеринарном, на агро- и зоофаке является частью московской или питерской школ. Сейчас эти школы стали появляться и в других городах. Тогда эти два города выпускали специалистов высшей квалификации.

В 1950 году у нас был только один кандидат наук – дагестанец Дандамаев Шамсула Гаджиевич, потом Магомедов Амир Амирович,  потом мой отец, и стали быстро прибавлять. В военное время, когда мужчин было мало, обучение в школах было ослаблено, но эти люди - носители мировых культур не могли плохо учить.

И, наверное, главный этап – это работа Магомеда Мамаевича Джамбулатова.  В 1960 году он был рекомендован Дагестанским бюро Дагестанского Обкома партии ректором ДГСХА и проработал там до 1999 года. Собственно говоря, в отношении него всегда принимались особые решения. В 70 лет обычно ректор должен сложить с себя полномочия, поскольку существует возрастная планка. Но, соблюдая этику, он передал полномочия Саиду Габибулаевичу Ханмагомедову, одному из своих учеников, очень высокообразованному человеку. На этом связь поколений не прервалась, поскольку он дальше работал президентом. Он создал все условия, чтобы я не был фигурой пассивной, а был фигурой активной, чтобы проявлял личные качества в этой части. Он был дипломатом и умело решал сложные конфликтные вопросы.

Магомед Мамаевич говорил, что намного опаснее выпустить подготовленного, но безнравственного человека. Он, в первую очередь, должен быть нравственным, а доучить его всегда можно. Но нравственность очень быстро, к сожалению, теряется, если человек попадает в плохую среду. Обязательно и среда должна быть здоровой.

- Какие специалисты, по Вашему мнению, востребованы в агропромышленном комплексе сегодня?

- Сегодня, я бы сказал, востребованы те же, кто был востребован и всегда - агроном, ветеринарный врач, зоотехник, механизатор сельского хозяйства, специалисты в области электрификации и лесного дела. У нас было 10 основных специальностей, сегодня их от 30 до 40. Мы направления диверсифицировали, ведь многие приходят в вуз с видом на дальнейшую перспективу трудоустройства. Готовя себя для универсальных специальностей, таких как экономика, бухгалтерский учет, информатика, наш выпускник всегда трудоустраивается почти без проблем.

В последние 5 лет к нам стали активно поступать граждане из Азербайджана. К нам стало поступать большое количество заявок относительно наших специалистов от крупных холдингов, находящихся за пределами республики. В этом есть и тревожный сигнал, потому что уезжают лучшие. Очень большой интерес к тем, кто прошел практику в Германии, поскольку они знают современное ведение сельского хозяйства.

Следующий этап, где будут востребованы наши специалисты, – это технологии переработки всех видов продукции. Мы внутри каждого факультета, скажем биотехнологии, стали развивать аквакультуру. В республике строятся заводы по рыбному хозяйству, и у нас будут свои специалисты с базовыми знаниями.

- Вуз давно и плодотворно занимается научными разработками. Расскажите об исследовательских достижениях Вашего коллектива.

- Университет ведет собственную научную деятельность, существуют научные школы. У нас хороший профессорско-преподавательский состав, который может качественно оценивать работы. Наука состоит из прикладной и фундаментальной частей. Прикладная – это решение экономических задач данной территории. Фундаментальная часть имеет высокое назначение, и на нее мы пока не готовы. Я думаю,  мало еще кто готов. Для этого нужна очень серьезная база.

Наш вуз способен качественно продавать свои разработки. Этот параметр определяется не с позиции – сколько у тебя патентов, дипломов или золотых медалей. А именно, как ты продал свои разработки, насколько они нужны и насколько актуальны для экономики. Я вам скажу, что за 3 года собственные доходы академии, подчеркиваю - не за счет приема, выросли с  9 млн. рублей до 49 млн. рублей, то есть в 4 раза. Мы пришли к определенному потолку своих возможностей: сделан скачок по заработной плате, это благоприятно отразилось на людях, которые этим занимаются. Стали реально продаваться их разработки: в сфере переработки сельхозпродукции, хранения, высокоэффективного кормления животных. Очень много учебно-методической литературы, которая выходит из наших стен, применяется другими вузами.

- Насколько мне известно, в университете функционирует отдел по международным связям, который, кроме организации стажировки, работает над созданием базы данных молодых специалистов. Проводился ли анализ того, как полученные за рубежом знания студенты применяют у себя на родине?

- Есть такая управленческая аксиома, что не организация рождает функцию, а функция рождает организацию. Появилось понимание необходимости восприятия самого себя в существующем мире. Она может звучать простым языком: убери границу с головы. То есть то, что произошло в мировой экономике, когда человек, живущий в Западной Европе, едет по контракту на 5-6 лет в Австралию или другую страну, или когда те же американцы считают, что если  за 3-4 года выполнили контракт, надо менять место работы.

Мы установили контакты с серьезными организациями, они берут на себя часть забот, которые мы не можем на себя взять, но результат продолжает оставаться общим. Более 150 человек прошли практику за рубежом. В данный момент еще человек 40 находится там, причем на 3-х территориях: в Баварии, Баден-Вюртемберге, Дюссельдорфе. Программы разные. В Дюссельдорфе люди занимаются экологичными продуктами производства, это совершенно  специфическая часть, наш завтрашний день. Широкое поле хозяйствования в Баден-Вюртемберге. Упор на животноводство в Баварии. Но это не сама цель. Германия – это шанс, который нам был дан, и мы им хорошо воспользовались. Сегодня 20-25 % германской квоты для России забираем мы. Они увидели, что наши ребята  действительно едут осваивать и работать. Мы стали активно участвовать практически во всех интересных для себя выставках, конкурсах, грантах, конференциях. То есть, мы из закрытого вуза стали в высшей степени открытым вузом.  К нам стали приезжать делегации, которые убедились в том, что потенциал у вуза есть. Сегодня трое из лучших наших студентов обучаются в магистратуре Венского университета, двое ребят выиграли грант по компьютерным технологиям в одном из лучших университетов Великобритании. Для нас это большая победа.

- Хотелось бы попросить Вас как бывшего вице-президента «Анжи» и просто человека, хорошо разбирающегося в футбольных делах, прокомментировать последние перестановки в «Анжи», и как они, на Ваш взгляд, отразились на качестве игры нашей команды?

- Огромный позитив в том, что родилась новая идеология футбола с приходом Сулеймана Керимова. Я стоял у основ этого клуба, в 1991 году клуб был создан Магомед-Султаном Магомедовым и в 1996 году он назначил меня вице-президентом клуба. Потом клуб раз за разом стал добиваться серьезных результатов, и средств на его содержание, которые может позволить себе один человек, оказалось недостаточно. Председатель Госсовета Магомедали Магомедов и тогдашний председатель правительства РД Хизри Шихсаидов искали различные механизмы, чтобы поддержать эту команду. Собственно и нашли – было государственно-частное партнерство, ряд банков подключились к этому делу. Если сравнить ту и нынешнюю команды, то можно сказать только в пользу первой команды. Все зрелые болельщики, которые видели ту команду, видели ту страсть и  эмоции, которые присутствовали на играх дагестано-балканской команды, поддержат меня. Этой страсти недостает у существующей команды. Да, в команде высокопрофессиональные великолепные футболисты, замечательный тренер, поддержка лучше некуда. Мы сталкиваемся с реалиями российского футбола – своеобразное судейство, очень грубая жесткая игра на поле. Футболисты из других стран привыкли, что за все человек несет ответственность.

«Анжи» на сегодня самая интеллигентная и культурная команда Премьер-лиги. Вектор развития команды, конечно, правильно выбран. Команда появилась именно с приходом нового руководителя республики Магомедсалама Магомедова, им были даны гарантии развития футбола в республике. Принята программа о развитии футбола в республике, предусмотрены средства, включились в работу школы, то есть республика продолжает заниматься этим делом. Сулейман Керимов открывает ярчайшую страницу узнаваемости нашей республики во всем мире. Сегодня футбол смотрят по всему миру, и мы попали в строчки всех спортивных телекомпаний.  Для республики это в высшей степени полезно, и это будет отражаться на ее инвестиционном климате.

Есть понятие спортивного туризма. И это тоже надо принимать во внимание. Команда привнесла и этот дух. У нас строится новый стадион, реконструирован старый. Конечно, игра команды чудес не принесла в первый год, но я убежден, что все делается правильно, ведь «Анжи» вышел в Лигу Европы. Но присутствуют и шероховатости - в управлении клуба есть много людей, далеких от нашей земли, есть привлеченные компании с психологией легионера. Работая по контракту и не вложив душу в Дагестан, не стать единым целым.

В руководстве команды стоят дагестанцы - Айваз Казиахмедов, Нарвик Сирхаев - это  говорит о том, что Керимов очень тонко чувствует нерв развития футбола, ведь эти люди до мозга костей дагестанцы, они очень любят футбол, и каждый достиг своих высот. Айваз Михайлович занимал должность директора по развитию Российского футбольного союза, а Нарвик Загидинович – это исторически лучший футболист, прошедший большую школу «Анжи» и «Локомотива».

Чудес не бывает, и скорого результата я не предполагаю, но результат 2012 года говорит о том, что нынешний «Анжи» способен на большие сюрпризы.

- Зайдин Магомедович, позвольте поблагодарить Вас за интервью и пожелать Вам дальнейших успехов.