В Каспийске проходит научная конференция, посвященная развитию северокавказских городов


 

Сегодня, 18 сентября, в Дагестане начала работу двухдневная Международная научная конференция «Северокавказский город в региональном историческом процессе», приуроченная к 155-летию города Махачкалы. Конференция, организованная Институтом истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра Российской академии наук, проходит в Каспийске, на базе санатория «Энергетик». Основной ее целью организаторы назвали всестороннее междисциплинарное изучение возникновения, развития и современного состояния северокавказских городов на всем протяжении их существования.

На конференции будут определены основные тенденции в развитии городского управления, социально-экономической структуры, культурной сферы деятельности городов и повседневной жизни городского населения. А также выявлены общие транскавказские линии исторического развития городов и определены степени их интеграции в российское и мировое общественное пространство.

В научном форуме участвуют ученые-историки из Москвы, Санкт-Петербурга, Краснодара, Астрахани, Ростова-на-Дону, Ставропольского края, республик Северного Кавказа, Баку, Узбекистана, Белоруссии.

На пленарном заседании конференции были заслушаны доклады, посвященные городам Северного Кавказа в эпоху Золотой Орды, урбанизационным процессам на Северном Кавказе в XIX веке, Северо-Западному Кавказу в контексте российской урбанизации конца XVIII-начала XX века, городам Северо-Восточного Кавказа, методическим вопросам исследования устойчивого развития современного города и т.д.

В своем докладе, посвященном роли Сасанидского Ирана в урбанизации Восточного Кавказа, заместитель председателя ДНЦ РАН, заведующий отделом археологии ИИАЭ ДНЦ РАН Муртазали Гаджиев отметил, что включение Восточного Кавказа в сферу политического, экономического и культурного влияния Сасанидского Ирана, военно-политическая ситуация в регионе и его важное геополитическое положение в системе международных торговых путей и связей оседло-земледельческого и кочевническо-скотоводческого миров обусловили активную градостроительную политику Сасанидов в V-VI веках, для которых строительство городов всегда являлось одной из приоритетных государственных задач внутренней и внешней политики.

Докладчик обратил внимание, что, по данным письменных источников, градостроительная и фортификационная деятельность на Кавказе велась Сасанидами главным образом на территории его восточной части. Это, с одной стороны, отразило высокую военно-стратегическую значимость в это время Албании и Каспийского коридора в связи с военной активностью номадов. С другой, такое масштабное строительство было обусловлено стремлением Сасанидов превратить Албанию в оплот иранского присутствия на Кавказе, чему способствовало и учреждение здесь наместничества во главе с марзбаном.

В огромной мере сооружение новых городов и укрепление существовавших было вызвано политической ситуацией. На это указывает и тот факт, что этот процесс сопровождался крупным фортификационным строительством, возведением системы длинных стен на Восточном Кавказе, и сами оборонительные сооружения являлись непременным атрибутом, яркой морфологической чертой городов, подчеркивая их военно-стратегическую функцию.

Вместе с тем, города являлись не только оплотами Сасанидской власти в регионе, в которых размещались крупные воинские контингенты, опорными пунктами в борьбе с кочевниками, но и центрами экономической жизни, торгово-ремесленной деятельности, занимавшими важные позиции в системе кавказских международных путей. Не случайно, почти все возведенные Сасанидами в V-VI веках на Восточном Кавказе города в последующий исторический период не только продолжили свое существование, но и приумножили свое значение как важных административно-политических и торгово-ремесленных центров. Это касается и Самандара и Баланджара, ставших центрами Хазарского каганата, и городов Дербента, Байлакана, Барда‛а, Шабарана, Кабалы, вошедших в состав Арабского халифата и являвшихся крупными городскими центрами VII – начала XIII веков.

Старший научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН им. Н.Н. Миклухо-Маклая Эмма Зиливинская рассказала о городах Северного Кавказа в эпоху Золотой Орды. Она отметила, что Северный Кавказ являлся плотно заселенной зоной c древнейших времен. В раннем средневековье здесь возникли сотни аланских поселений, многие из которых прекратили свое существование в результате монгольского нашествия. В золотоордынское время вместо многочисленных поселений существовало несколько крупных городов, ставших центрами ремесла и торговли, а также административной власти ханов улуса Джучи. В предгорьях Кавказа в XIII-XIV веках возрождались
и начинали бурно развиваться старые аланские городища, занимавшие выгодное географическое положение, такие как Терекское, Булунгуевское, Хамидиевское, Верхне-Чегемское, Нижний Джулат. В то же время в степной зоне, также на пересечении торговых путей, строились новые «ханские» города, такие как Маджар.

О динамике численности населения городов Дагестана во второй половине XIX – начале XXI века доклад сделал заместитель директора ИИАЭ ДНЦ РАН по науке Магомед-Расул Ибрагимов. Объектом исследования является население городов Дагестана на протяжении длительного исторического периода от времени их официального возникновения до настоящего времени. Хронологические рамки обзора охватывают период с 1866 по 2010 год: от первых камеральных описаний населения Дагестанской и Терской областей 1866-1867 годов до последней всероссийской переписи населения 2010 года.

В Республике Дагестан по предварительным данным Росстата на 1 января 2012 года постоянно проживает 2 млн 957,6 тысячи человек. Жители Дагестана составляют 2,1% населения РФ (142 млн 905,2 тысячи) и почти одну треть (31,4%) населения Северо-Кавказского федерального округа (9 млн 497 тысяч). По численности населения Дагестан занимает первое место среди семи республик и краев Северо-Кавказского федерального округа и 11-е место в Российской Федерации. Большая часть населения Дагестана – 1639,2 тысячи человек (55,4%) проживает в сельской местности в 41 административном районе. Городское население составляет 1318,4 тысячи человек (44,6%), оно сосредоточено в 10 городах (Махачкала, Буйнакск, Дагестанские Огни, Дербент, Избербаш, Каспийск, Кизилюрт, Кизляр, Хасавюрт, Южно-Сухокумск) и 19 поселках городского типа. По уровню урбанизации населения республика занимает лишь 81 место среди регионов России (доля городского населения в целом по России – 73,3%, по Северному Кавказу – 55,5%).

В основе роста численности городского населения Дагестана лежали процессы хозяйственного освоения региона, развитие торговли, транспорта и управления. На начальном этапе роста городского населения Дагестанской области очень важную роль играло образование Дагестанской области как административно-территориальной единицы на Северо-Восточном Кавказе (1860 г.). Кавказское командование, пытаясь поставить под свой контроль завоеванную территорию края, вынуждено было развивать здесь государственный аппарат. Первые города в Дагестане, если говорить о Темир-Хан-Шуре (областной центр Дагестанской области) и Петровске, были основаны правительственными чиновниками и только впоследствии к этому процессу подключились представители капитала. Дальнейший рост численности жителей городов Петровска и Дербента в конце XIX – начале XX века был обусловлен строительством железнодорожной линии от Владикавказа через Моздок до Петровска, а затем через Дербент до Баку. Строительство и обслуживание этой Петровской ветки вызвало значительный приток населения в города из центральных губерний России. В этот же период росту городского населения способствовало увеличение всех форм отходничества, усиление процесса разорения крестьян, часть которых вынуждена была уходить на заработки в города.

Магомед-Расул Ибрагимов детально рассказал об изменениях численности жителей отдельных городов Дагестана за весь исследуемый период, представив таблицы, которые показывали, когда, как и каким образом изменялось число жителей городов Дагестана с 1866 по 2010 год.

«Наблюдаемый в последние полтора века рост абсолютной численности сельского населения создает иллюзии о неиссякаемом потенциале дагестанского села как демографического ресурса и хранителя традиционных компонентов культуры и быта. Между тем, рост численности сельского населения Дагестана ведет не к его «гомогенизации», а к еще большему этническому смешению. Сегодня две трети населения Дагестана живет в городах и равнинных районах республики», – отметил докладчик.

В заключение М.-Р. Ибрагимов отметил, что численность населения городов и ее динамика отражали и отражают в себе особенности социально-экономического и духовного развития Дагестана в течение второй половины XIX – начала XXI в. Динамика численности горожан Дагестана определялась естественным приростом и миграцией. Естественное и механическое движение населения городов края испытывали на себе воздействие целого спектра универсальных для любого времени (политических, экономических, социальных, культурных) и чрезвычайных (войны, голод, репрессии и т.п.) факторов.

После пленарного заседания работа конференции разделилась на секции: «Города и городское население Северного Кавказа в античный и средневековый периоды», «Северокавказский город в новое время», «Город и городская жизнь на Северном Кавказе в новейшее время».