В Дагестанском центре микрохирургии глаза впервые проведена операция по пересадке роговицы


 

27 июня в Дагестанском центре микрохирургии глаза проведена первая на Северном Кавказе операция по пересадке роговицы – кератопластика.

В республику по приглашению директора центра, главного офтальмолога Минздрава Дагестана Абдул-Гамида Алиева для участия в научно-практической конференции прибыл руководитель глазного банка «АйЛаб» (Москва) Андрей Золоторевский.

Данная операция уникальна, прежде всего, в историческом аспекте – впервые на территории Дагестана выполнена операция по кератопластике. Как пояснил А. Золотаревский: «Эта пластическая операция – одна из тех новаций, которыми может гордиться современная офтальмология. В Дагестане такая операция впервые была выполнена 27 июня Ахмедом Алиевым. Я на этой операции ассистировал. Хочу подчеркнуть, что кератоконус – достаточно распространенное на Северном Кавказе заболевание. Вообще, чем южнее живет народ, тем чаще встречается кератоконус у его представителей. Причина этого явления неизвестна, но факт остается фактом.

Таких операций в Дагестане должно проводиться много, потому что кератопластика – это единственное лечение при кератоконусе. Подобные операции выполняются не только у больных с конусом роговицы, но и при других патологиях. Это дистрофия, травма, бельмо роговицы. По общероссийской статистике, это третья причина слепоты, первичной инвалидности по зрению среди офтальмологических пациентов. Поэтому это событие значимо и в историческом, и в медицинском, и в социальном плане».

По словам врача, состояние пациентки сейчас соответствует срокам и тяжести перенесенного вмешательства. «Глаз пока еще раздражен, материал еще должен восстановить свою жизнеспособность – это занимает несколько дней. Пластика при кератоконусе дает 90% прозрачных приживаний, а по некоторым данным и 95%. То есть вероятность того, что у этой пациентки все будет хорошо, составляет 95%.

Безусловно, в Дагестане очень талантливые доктора, прекрасный Центр микрохирургии глаза, и поэтому я убежден, что эти операции будут широко распространены здесь. Тем более мне сказали, что жители Дагестана вынуждены ездить в федеральные медицинские центры для проведения этих операций. Получается, что мы освобождаем пациентов от необходимости ездить за пределы республики для получения данного вида медпомощи.

Проведение подобных операций – это еще и большой объем научной работы, потому что в процессах кератопластики пока что очень много непознанного. Я уверен, что совместная деятельность с московскими специалистами и специалистами других городов поможет продвинуться в изучении этой проблемы», - заключил профессор.

По словам заместителя директора ДЦМГ по научно-клинической работе Ахмеда Алиева, выполнен пока первый этап высокотехнологичных операций. Он отметил, что преодолен не только технологический, но и психологический барьер. «Мы теперь знаем, как выполняются эти операции. Сейчас перед нами стоит другой вопрос – обучение наших специалистов в ведущих клиниках России и за рубежом и получение разрешительных документов на оказание высокотехнологичной помощи. Это позволит жителям Дагестана не выезжать за пределы для получения этой помощи.

Основная проблема раньше заключалась в том, что до недавнего времени не было ни одного банка глазных тканей, который мог бы предоставить необходимый биоматериал надлежащего качества и в нужных объемах. Недавно открывшийся глазной банк «АйЛаб», руководитель которого прибыл в Дагестан для проведения операции, предоставил нам необходимый роговичный биоматериал», - рассказал доктор. Он также отметил, что потребность таких операций в год в Дагестане – около 150.

А. Алиев также сообщил, что до недавнего времени в Центре не было оборудования для того, чтобы выявить кератоконус на ранних этапах. Теперь такое оборудование здесь есть.

По словам руководителя Центра Абдул-Гамида Алиева, операция по пересадке роговичной оболочки – одна из самых востребованных в офтальмологической практике: «К сожалению, на территории Дагестана, да и, думаю, на территории других субъектов СКФО, таких хирургических вмешательств нет. Это связано не с тем, что мы не можем проводить такие операции, а с трудностью получения донорского материала, с нашими религиозными и социальными традициями. До недавнего времени мы пользовались только консервированным материалом, неживой тканью, поэтому не могли проводить операции по сквозной кератопластике с высоким функциональным результатом. Это первая операция, которую нам удалось провести в соответствии с новым российским законодательством. Я думаю, что они будут тиражироваться, потому что потребность в них достаточно высока».