Для сборной России Зимние игры прошли фантастически успешно


Никто не припомнит таких Олимпийских игр. И не сможет припомнить. Потому что подобных, скажу, как журналист, прошедший 13 испытаний Играми, и не было.

Работало и крутилось все. Для меня, к примеру, вступление в Олимпиаду - сложнейший момент. Но, пройдя в аэропорту в самый пик приезда аккредитацию за пару минут и сразу же сняв со знакомой ленты багаж, я понял: все будет хорошо.

Это для миллиардов зрителей Олимпиады - в основном лишь медали. Для всех членов олимпийской семьи - это и транспорт, и питание, и житье в Олимпийской деревне.

А для журналистов еще и Интернет, и возможность, пересаживаясь с автобуса на другой, третий быстро добраться с одного турнира на другой, а потом и дальше, еще дальше. Транспорт - нет точки более уязвимой, чаще всего критикуемой. Долго ждать автобуса, невесть куда ехать. В Канаде с этим было не плохо, а безобразно-мучительно. Олимпийский транспорт в Сочи ходил прямо по швейцарским часам. И часто. Автобусы - новенькие, но шоферы объезженные: водители знали все олимпийские объекты.

Особо о волонтерах. Везде эти приятные молодые люди были абсолютно бесполезны в первую неделю Игр, а во вторую мы все уже знали сами. Тебя спрашивали обо всем: как у нас нравится, бывал ли тут до того, а показать путь к стойке для протоколов не могли по полному незнанию. А в Сочи я поначалу подумал, что мне просто повезло. Всюду вели и чуть не за руку. Терпеливо рисовали на схемах - заранее приготовленных вот для таких - как пройти, проехать. Даже рисовали лестницу на второй этаж суб-пресс-центра: чтобы не терять времени сразу направо, не бойтесь, лестница - легкая, мало ступенек.

Задача была на сей раз предельно упрощена. Все виды спорта разбили, условно конечно, на горные и прибрежные. И в Сочи мы пересаживались на автобусы, интервал между которыми был на удивление мал. А наверх добирались, понятно, бесплатно, на быстрокрылом поезде "Ласточке", сэкономившем десятки тысяч человеко-болельщицких часов при поездках из Сочи в горный кластер Красной Поляны. Даже в Лиллехаммере-1994, считающемся за образец, ничего такого не было. Хорошие, широкие дороги - да, но места состязаний были в маленькой Норвегии раскиданы.

Ну а что касается спорта, то все ожидания превзойдены. На всех встречах, пресс-конференциях, семинарах я твердо говорил: "Будем третьими и вызывал недовольные ухмылки". Спорил на шампанское, выиграл бутылки три. Ибо так здорово сборная новой России еще не выступала. Национальная олимпийская команда действительно абсолютно новенькая, моложе прошлой, ванкуверской, средний возраст которой составлял почти 26, на четыре много значащих в большом спорте года. Это уже ребята из новой России, все сливки с советской системы были сняты на прошлых Играх, и, понятно, становилось этих сливок все меньше и меньше.

И пришло обновление. Не только физическое, но и обновление психологии, умов, менталитета. К счастью, осталось в генах (или было воспитано?) патриотическое начало. Это когда сперва о Родине, о команде, а потом только о призах, подарках, премиальных.

Мы были в лидерах, в догоняющих, в наступающих на пятки почти во всех видах спорта. И казавшиеся диковинными названия дисциплин, которые, как думалось, осваивать и осваивать, теперь стали привычными. Мы перескочили из разряда новичков сразу в ранг чемпионов.

Наша страна выиграла впервые в своей новой истории эти Олимпийские игры. Это успех спортсменов и начальников. "Мы только раскрывали рот, чтобы что-то попросить, как нам это уже везли", - говорили мне фигуристы. Даже квартиры снимали поближе к каткам, чтобы было где отдохнуть после тренировок. Изнурительных, тяжелых, олимпийских. Как оказалось, победных.