В Дагестане внедряют возобновляемую энергетику


Возобновляемая энергетика в России будет представлена в основном солнечной генерацией: таковы итоги отбора проектов с гарантированным возвратом инвестиций, проведённого «Администратором торговой системы». Эксперты винят в этом «перекосе» требование по локализации оборудования: заводов, производящих комплектующие для ветряков, в России нет. Впрочем, много мощностей на базе возобновляемых источников России и не нужно, поясняют эксперты, – это дорого и менее надёжно.

Анна Милина

Возобновляемые инвестиции 
ОАО «Администратор торговой системы» (АТС) подвёл итоги отбора проектов по строительству генерирующих объектов на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Конкурс проводился на ближайшие четыре года, то есть отобранные мощности планируется ввести в эксплуатацию в 2015–2018 годах. 
 
Данный конкурс интересен инвесторам, так как с прошедшими отбор участниками заключается договор о предоставлении мощности на оптовый рынок с гарантированным возвратом инвестиций (базовая доходность – 14%) в течение 15 лет. 
 
Впрочем, условия для инвесторов не самые простые: для получения платежей за мощность необходимо соблюсти требуемый уровень локализации компонентов энергоустановок (более половины комплектующих должны быть российского производства), ввести объект в эксплуатацию в срок (иначе штрафы) и доказать, что это именно ВИЭ-объект, а не дизель-генератор, замаскированный под солнечную батарею. 
 
Отбор мощностей ВИЭ для оптового рынка на условиях гарантированного возврата инвестиций – одна из мер поддержки этого сектора электроэнергетического рынка. Отбор ведётся только в ценовых зонах энергорынка и проходит второй год (в 2013 году было отобрано более 400 МВт мощностей). Министерство энергетики также занимается разработкой механизмов поддержки на розничном рынке, но в каком виде документ будет принят, пока не известно. В планах довести долю ВИЭ в генерации электроэнергии примерно до 2,5% к 2020 году (с 1% в настоящий момент), а установленную мощность – до 6 ГВт. Предыдущие планы министерства, впрочем, были более амбициозными: предполагалось, что к 2020 году объём электроэнергии, вырабатываемой на основе возобновляемых источников, составит 4,5%. Однако в 2013 году, после консультации с экспертами, целевые показатели были урезаны почти вдвое. Но даже после этого объём требуемых инвестиций поражает воображение: как сообщил в апреле текущего года министр энергетики Александр Новак, он оценивается в 561 млрд рублей. 
 
Без попутного ветра 
По результатам конкурса на 2015–2018 годы было отобрано 37 объектов ВИЭ от семи компаний совокупной установленной мощностью 576,6 МВт. 
 
Львиную долю, как и годом ранее, забрало солнце: 87% установленной мощности отобранных проектов относится к солнечной генерации. Крупнейшими игроками, таким образом, станут ООО «Солар Системс», которое собирается ввести 175 МВт солнечных мощностей, ООО «Авелар Солар Технолоджи» (155 МВт), а также ГК «Энергия солнца» (165 МВт). 
 
ООО «Солар Системс» принадлежит китайским компаниям и, помимо генерирующих объектов, по данным газеты «Коммерсантъ», планирует построить к 2016 году завод по производству поликремниевых панелей. «Авелар» входит в группу «Ренова», и комплектующие будет получать от СП «Реновы» и «Роснано» Hevel Solar. Также были отобраны проекты компании «МЭК-Инжиниринг» (две электростанции в Дагестане по 5 МВт каждые). 
 
География проектов весьма широка: Белгородская, Челябинская, Самарская, Саратовская, Волгоградская области, Забайкальский край, Республика Бурятия, Ставропольский край, Республика Алтай, Оренбургская область, Республика Башкортостан, Омская, Челябинская, Иркутская области, Республика Дагестан. Таким образом, солнечные электростанции появятся почти по всей России. 
 
Из-за конкуренции участников за квоты на ввод солнечных станций в 2015 году средневзвешенные капитальные затраты были снижены на 18% по сравнению с предельным уровнем, установленным нормативно-правовыми документами. Снижение стоимости на 2017 и 2018 годы составило всего 1,2 и 2,9%, сообщает АТС, а в 2016 году спрос вообще не превысил предложение. По мнению Александра Комиссарова, начальника Департамента торговли ОАО «АТС», это может быть связано с тем, что на 2016 год требование по локализации производства вырастает до 70%. В «водном» разделе отбор прошли три малые ГЭС «РусГидро» – единственной компании, подавшей заявки. Все три станции, расположены в Ставропольском крае и Карачаево-Черкесии, должны быть введены в эксплуатацию в 2017 году. 
 
Наименьший интерес вызвала ветрогенерация, был отобран единственный проект, заявленный ООО «Алтэн». «Алтэн» – дочерняя компания чешского фонда Falcon Capital, который сотрудничает с Калмыкией по «возобновляемым» проектам уже не первый год. Чехи намерены построить в республике ветровую электростанцию на 51 МВт со вводом уже в 2015 году. 
 
Низкий интерес к ветрякам вызван требованиями о локализации компонентов, считают эксперты. «По солнцу, видимо, есть готовая инфраструктура для производства солнечных батарей. Что касается ветра, то тут тоже довольно высокие требования по локализации, но нет достаточного предложения», – комментирует Александр Комиссаров. 
 
Не очень нужные ВИЭ 
Однако развитие возобновляемой энергетики в России имеет и отрицательные стороны. Как минимум это дополнительная нагрузка на энергорынок, говорят эксперты. Её объём представители АТС не раскрывают, отмечая, что он невелик: при общей установленной мощности российской энергосистемы в 226,6 ГВт вводимый объём ВИЭ – капля в море. 
 
При этом много ВИЭ-мощностей российской энергетике и не нужно, считает аналитик Deutsche Bank Дмитрий Булгаков. «Стремиться к значительному росту доли ВИЭ не стоит, потому что, во-первых, они гораздо дороже традиционной энергетики, во-вторых, менее надёжны и стабильны в выработке электроэнергии, а также имеют более низкий коэффициент использования установленной мощности. Кроме того, не надо забывать, что эти мощности оплатит весь энергорынок, то есть абсолютно все потребители», – говорит эксперт. – Возможно, картина, которую мы сейчас наблюдаем, не следствие сильной потребности страны в возобновляемой энергетике, а скорее результат усилий компаний-производителей компонентов для солнечных электростанций». 
 
В свою очередь Михаил Расстригин из «ВТБ Капитал» обращает внимание на то, что для государства это комплексный вопрос, включающий и производство оборудования для возобновляемой энергетики. «То, что без возобновляемой энергетики российская энергосистема проживет, – это факт. Другое дело, что государство принципиально решило, что намерено иметь долю ВИЭ в энергобалансе, а также развивать соответствующие технологии и производственные мощности – отсюда достаточно жёсткие требования по локализации. Эта задача и выполняется», – отмечает аналитик. 
 
Что будет происходить дальше с правилами проведения отбора проектов и будет ли правительство их менять с целью поддержки ветроэнергетики, пока не ясно. «Правила отрасли принимает Минэнерго, и в этом отношении мяч находится на стороне федеральных органов исполнительной власти», – говорит Александр Комиссаров. 
 
В 2015 году должен состояться очередной конкурс по отбору проектов для оптового рынка, куда будут выставлены квоты по мощностям со вводом в 2016–2019 годах. То, насколько успешно инвесторы справляются со своими обязательствами, будет ясно уже в конце этого года. По словам специалистов АТС, в декабре должна начаться поставка мощности по трём объектам солнечной энергетики, прошедшим отбор в 2013 году: в Астраханской области и Хакасии.