Начало конца Mars One?


Программа отправки человека на Марс в один конец мало кого оставляет равнодушным. Она вдохновляет идеей космической колонизации, но рискованна за гранью авантюризма. Существует огромное количество технических, биологических, финансовых, организационных, философских вопросов, которые нужно будет решить для того, чтобы такой полёт стал возможен. Сейчас ситуация обострилась обвинениями организаторов проекта в нечистоплотности. 16 марта на сервисе Medium.com вышло интервью участника программы Джозефа Роше, PhD физики и астрофизики, профессора Дублинского университета. 19 марта появилось интервью Баса Ландсдорпа о реализуемости миссии Mars One, в котором он, в свою очередь, обвинил Джозефа во лжи. Я попытался подготовить анализ двух интервью и небольшой обзор новостей о технических аспектах проекта.

Два интервью

Для удобства восприятия я построил эту часть следующим образом. Сначала идёт утверждение Джозефа, затем соответствующий ответ Баса, и, в конце, мой комментарий.

Покупка мест

Утверждение Джозефа: Лидеры списка кандидатов фактически купили свои места, получая очки за деньги. Дело в том, что в сообществе Mars One есть очки, которые выдаются за пожертвования проекту и покупку вещей и сувениров. В феврале 2015 года на сайте The Guardian появился список «Топ 10 подающих надежды», в котором победители третьего тура отбора астронавтов были отсортированы по очкам.

Ответ Баса: Есть множество кандидатов третьего тура, которые не сделали ни одного пожертвования, и множество кандидатов, которые не прошли в третий тур, несмотря на пожертвования. Пожертвования и отбор никак не связаны.

Комментарий: Откроем список кандидатов третьего тура на сайте Mars One. Действительно, у некоторых кандидатов в профиле не указано количество очков, что позволяет предположить, что они не платили денег. Проверим, насколько совпадают списки кандидатов второго и третьего туров, если их отсортировать по очкам. Списки совпадают не полностью — есть люди с большим количеством очков, которые, тем не менее, не прошли в третий тур. В новости об отборе не говорится о ранжировании списка по очкам, наоборот, утверждается, что в следующих турах отбора будет проверка на возможность командной работы, и индивидуальное лидерство не означает возможности успешно работать в группе. Всё это не позволяет признать обвинение Джозефа обоснованным. Можно спорить об этичности наличия сортировки по очкам, из-за которой журналисты начинают составлять список «наиболее перспективных» кандидатов, но организаторы без проблем могут его дезавуировать.

Доля в гонорарах

Утверждение Джозефа: В феврале победители третьего тура получили список советов по взаимодействию с прессой, в котором их убедительно просят жертвовать 75% гонорара за интервью.

Ответ Баса: Мы готовим контракт по коммерческой активности кандидатов. Наличие контроля над коммерческой активностью кандидатов важно, чтобы избежать их конфликта между собой. Кандидаты пока не получают зарплаты от Mars One, поэтому они должны будут перечислять часть дохода от коммерческих интервью организации. Я получаю зарплату в Mars One, и все деньги от интервью идут в организацию. Множество кандидатов готовы перечислять не долю, а гонорары целиком, но это их личное дело.

Комментарий: У Баса есть логика. Если человек интересен прессе как кандидат Mars One, то почему бы организации не заработать на этом? Это сложно сравнивать с государственными космическими агентствами. Например, в США в 80-х годах любая школа или институт могли попросить NASA прислать астронавта на какое-то мероприятие, и астронавт приезжал. NASA — государственное агентство, поэтому вряд ли школа что-то платила за это, и, конечно, астронавт не получал дополнительных денег за такое выступление (хотя что-то на память могли подарить). Далее, астронавты первого набора NASA заключили контракт с журналом Life, на котором очень неплохо заработали, и это тоже вызывало вопросы. Этичность перечисления гонораров может быть сомнительной, но это не является неопровержимым доказательством мошенничества.

Первоначальное количество кандидатов

Утверждение Джозефа: Первоначальное количество кандидатов было 2761, а не 200 000, как это было объявлено.

Ответ Баса: Первоначально было 200 000 заявлений, мы предложили журналисту список, но ему не было интересно.

Комментарий: Количество заявлений не такая уж и важная вещь, на мой взгляд. Понятно желание преувеличить интерес к программе для пиара, но из этого не следует, что вся программа — афёра. В то же время, если программа в итоге окажется афёрой, это будет прекрасная иллюстрация аргумента «они врали нам с самого начала».

Плохой отбор

Утверждение Джозефа: Сначала говорилось, что будут личные интервью по регионам. Затем это заменили на десятиминутное интервью по скайпу. Медицинский отбор проводился у местного доктора силами самого кандидата. На скайп-интервью был общий разговор о Марсе и миссии Mars One. В то же время в NASA требуется 1000 часов налёта просто для того, чтобы подать заявление.

Ответ Баса: Мы начали с 200 000 первоначальных заявлений. Вместе с заявлением шло видео и ответы на психологический тест. Базируясь на этих данных мы отобрали примерно тысячу кандидатов, которые должны были пройти медицинское освидетельствование, не сильно отличающееся от медосмотра в NASA. Отобранные кандидаты проходили интервью с Норбертом Крафтом, который занимался отбором астронавтов в JAXA и проводил исследования, связанные с длительными миссиями, в NASA. Интересно, что процесс отсева неподходящих кандидатов не такой сложный, как это может показаться. Наш следующий шаг — определить, кто подходит для миссии и обладает необходимыми качествами. Теперь процесс отбора станет гораздо более подробным. Мы соберём вместе наших кандидатов, мы подвергнем их индивидуальным и командным испытаниям, будут гораздо более длительные интервью и гораздо более многочисленная отборочная комиссия.

Комментарий: Первоначальный отбор в астронавты и космонавты действительно несложный. Критерии NASA опубликованы на их сайте, и там говорится, что 1000 часов налёта — это альтернатива трём годам работы по специальности после выпуска из университета. Там же говорится, что альтернативой 1000 часам налёта может быть степень PhD или работа преподавателем после университета. Критерии набора космонавтов 2012 года тоже есть в Интернете, и указанные там анализы могут быть собраны в обычной поликлинике.

Интересное начинается дальше. Бас обещает, что сейчас стартует гораздо более тщательный отбор. А это уже можно проверить. Если пойдут пресс-релизы об «индивидуальных и командных испытаниях», или же, наоборот, ещё один разочарованный кандидат расскажет о халтуре на этом этапе, это уже будет серьёзным аргументом.

Кроме статьи в Medium, Бас отвечает на другие вопросы о препятствиях для миссии.

Вопрос: Есть ли договорённость с телекомпаниями о создании документального фильма про отбор астронавтов?

Ответ: Мы были очень близки к заключению контракта с компанией Endemol, но сделка сорвалась на этапе определения финальных деталей. С ноября 2014 года мы работаем с другой телекомпанией, окончательного договора пока нет, но в настоящее время сделка выглядит очень обещающей.

Комментарий: Стоит отслеживать информацию по этой сделке, не сорвётся ли и она?

Вопрос: Хватит ли шести миллиардов долларов для миссии?

Ответ: По подсчётам NASA стоимость миссии на Марс оценивается в $35 миллиардов. Но наша миссия очень отличается. Мы организуем постоянное поселение и не думаем о возвращении, которое является самым сложным. Возвращение требует разработки более тяжёлых ракет-носителей, бОльших посадочных систем для того, чтобы посадить компоненты взлётной системы, и разработки системы старта с Марса. Наша оценка в $6 миллиардов исходит из переговоров с аэрокосмическими компаниями по всему миру. Они уже строят системы для МКС и беспилотных миссий на Марс, которые практически соответствуют нужным нам системам. Мы абсолютно уверены, что бюджета хватит.

Комментарий: Главная проблема здесь, на мой взгляд, — уверенность в том, что безвозвратная миссия проще, чем высадка с возвращением. Это очевидно не так просто, потому что жить годами на Марсе не проще, чем год лететь и месяц там работать. Техника будет выходить из строя, запчасти расходоваться, люди — уставать. Короткую высадку можно обеспечить на запасе расходных материалов, постоянное пребывание потребует использования местных ресурсов, а это не так просто, как может показаться. А ошибка в оценке сложности миссии ведет за собой нереалистично маленький бюджет.

Вопрос: Как идёт процесс финансирования миссии?

Ответ: Миссия Mars One финансируется, главным образом, через инвестиции. У нас был очень успешный этап сбора средств в 2013 году, которых хватило на всё, что мы делали до сегодняшнего дня. Мы пришли к соглашению с консорциумом инвесторов в конце 2014 года о гораздо большем по объёмам этапе. К сожалению, оформление бумаг занимает гораздо больше времени, чем мы рассчитывали. Я думаю, что оно будет закончено до лета этого года, что означает, что мы не успеем профинансировать исследования для беспилотной посадочной миссии в Lockheed Martin. Это, к сожалению, значит, что миссия сдвигается на 2020 год, что, в свою очередь, приводит к сдвигу всей программы на два года, и первая высадка человека на Марс теперь запланирована на 2027 год.

Комментарий: Подождём лета и увидим. Без денег миссии не будет точно. No bucks — no Buck Rogers. Кстати, нет информации о том, что это за инвесторы. Обычные инвесторы хотят прибыли, которой тут очевидно не может быть. Кто же в таком случае будет вкладывать деньги и зачем?

Вопрос: Что значит задержка на два года для Mars One?

Ответ: Добраться до Марса очень сложно, NASA говорит о высадке на Марс через 20 лет уже больше 45 лет. Конечно, NASA нужна миссия с возвращением, что гораздо сложнее, чем наша миссия в один конец, но это показывает сложность задачи. В то же время Mars One уже достигла многого. Мы заключили контракт с Paragon Space Development Corporation на скафандры и системы жизнеобеспечения, первый контракт с Lockheed Martin на беспилотную миссию, у нас очень впечатляющий совет представителей, включающий лауреата Нобелевской премии, и отличный совет консультантов, в который входит, например, Мейсон Пек (Mason Peck), бывший главный технический специалист NASA. Я верю, что мы движемся в соответствии с планом и находимся на верном пути. <...> Будет ли неудачей, если первые люди высадятся на Марс на два, четыре, шесть или даже восемь лет позже? Я буду очень горд, если у нас получится, и Mars One полностью посвящает себя этой задаче.

Комментарий: Первая проблема — уверенность, что миссия почему-то будет проще. Вторая — отряд кандидатов. Это техника готова ждать годами, люди стареют и болеют. Если первая высадка человека запланирована на 2027 год, то кандидатам придется ждать полёта 11 лет — какой смысл их сейчас отбирать и тренировать?

Ну и очень тревожно звучит разговор о задержке на 2-4-6-8 лет. Если высадка уедет на 2033, то из первоначального набора останутся единицы. И, да, это будет похоже на «разговоры о Марсе через 20 лет уже 45 лет подряд».

Выводы по результатам интервью

Из интервью, как мне кажется, нельзя сделать выводов о злом умысле организаторов Mars One. Джозеф Роше поторопился покидать проект — он не предоставил стопроцентные доказательства мошенничества. Может быть, кто-то из оставшейся сотни кандидатов сможет пролить свет на этот вопрос?

На чём садиться?

Как известно, для перелёта и посадки на Марс предполагается использовать корабль на базе Dragon'а компании SpaceX. Однако, согласно последним новостям, для Dragon разрабатываются две системы посадки — на двигателях на землю, и, параллельно с ней, на парашютах на воду. Дело в том, что посадка на двигателях технически более рискованная и не освоенная. Космические корабли, которые садились бы на Землю на двигателях, были только в проектах, и, очевидно, SpaceX хочет подстраховаться. Проблема в том, что здесь может повториться история Gemini, когда перспективную и рискованную систему посадки на раскрывающемся управляемом крыле в итоге заменили на привычное приводнение на парашютах. Задержки, аварии на испытаниях, нехватка средств, недоверие — всё это может привести к тому, что Dragon будет приводняться на парашютах. Но эта система не годится для Марса. И в этом случае Mars One ждёт ещё одна задержка на разработку системы посадки на Марс. Кстати, нет никакой информации о контракте между Mars One и SpaceX, кто знает, не возникнет ли и тут проблем?

Как жить?

В ноябре 2014 года на 65 международном конгрессе по астронавтике в Торонто был сделан доклад учёных из MIT о технических аспектах жизнеобеспечения миссии Mars One. Новостные агентства написали, что, согласно этому докладу, колонисты погибнут на 68 день от нехватки кислорода, но это было вырвано из контекста, потому что цитировался только один из сценариев, в котором система жизнеобеспечения работала без использования местных ресурсов. На самом деле, выводы доклада были другие:

Система, которая будет обеспечивать колонистов едой на 100%, будет перенасыщать помещения подземной станции кислородом. Потребуется специальная система удаления кислорода из воздуха для снижения пожароопасности. Такую систему в истории космонавтики ещё никто не делал.

Система использования местных ресурсов займет всего 8% от веса ресурсов, которые добудет за два года. Это очень симпатичная величина, однако, уровень готовности технологий для добычи местных ресурсов низкий, поэтому точность этой оценки оставляет желать лучшего.

Запасные части со временем станут главным грузом. Спустя 130 месяцев они будут занимать 62% всех грузов на Марс.

Самый оптимистичный сценарий только для систем жизнеобеспечения и использования местных ресурсов требует 15 запусков Falcon Heavy и $4,5 млрд.

Комментарий: от Mars One требуется создание множества новых технологий, и они, очевидно, не укладываются в бюджет $6 млрд.

Сдвиг сроков

Объявленный сдвиг сроков уже второй в истории проекта. По первоначальному плану, который был анонсирован в 2012, уже в 2014 году на Марс должны были отправиться телекоммуникационный спутник, посадочный модуль-демонстратор технологии и ровер для определения места высадки. По последним планам спутник с посадочным модулем будут запущены в 2020, а ровер — в 2022. А прибытие человека сдвинулось с 2023 на 2027. Сдвиги сроков для компании, которая живёт на пожертвования, с одной стороны, позволяют собрать больше, с другой стороны — повышают расходы на обеспечение работы самой компании. А поддерживать интерес публики десятилетиями крайне сложно, если не сказать невозможно.

Заключение

Как мне кажется, 2015 год может стать моментом истины для Mars One. Они анонсировали проверяемые планы на 2015 год, а обвинения в мошенничестве подтачивают их кредит доверия. Из того, что нам известно сейчас, обвинения не подтверждены серьёзными доказательствами. И, если честно, не хочется, чтобы Mars One оказались мошенниками — это бросит тень на энтузиастов космонавтики и может подорвать доверие к частным краудсорсинговым проектам. С другой стороны, если проект окончится провалом, это может повысить требования к проработке, отчётности и открытости будущих космических проектов, что весьма хорошо.

http://geektimes.ru/